Весь сайт Вход
Регистрация
Избранное (0)

Бонусы для топ-менеджеров: кому, сколько и за что

20.05.2013

Конец весны, начало лета – пора ежегодных бонусных выплат членам советов директоров акционерных обществ. Как говорится, пришло «время собирать камни». Традиция выплаты денежных вознаграждений топ-менеджерам, направленная на привлечение в организацию высококвалифицированных специалистов, повсеместно распространена в Европе и Америке. В последние годы и российские компании не являются исключением, весьма активно применяя практику выплаты бонусов.

Так, топ-менеджеры группы «Альфа Страхование» в 2013 году получили годовой бонус, вдвое превысивший прошлогодний. Акционеры компании приняли решение награждать менеджеров участием в распределении прибыли соответственно их доле в уставном капитале, и в текущем году доля топ-менеджеров выросла с 13,5% до 14,5%. Судя по отчетным документам «Газпрома» по МСФО (международные стандарты финансовой отчетности), вознаграждение членам совета директоров и правления компании по итогам 2012 года составило 2,1 млрд рублей, что на 18,6% больше, чем годом ранее. Премиальные, выплаченные каждому из 11 членов совета директоров компании ЛУКОЙЛ за 2012 год, составили 4,7 млн рублей, что на 300 тыс. больше, чем в прошлом году. «Кризисные времена миновали, поэтому нет никаких причин сокращать бонусные выплаты», – считает бизнес-тренер, консультант Илья Богин.

Другие времена, другие нравы

По мнению эксперта, ежегодная выплата серьезных денежных бонусов топ-менеджерам крупных компаний – важная и положительная практика, которая стимулирует высокопоставленных сотрудников лучше работать. «Известны случаи, когда менеджеры, занимающие высокие посты, даже отказывались от ежемесячных зарплат и все свои силы посвящали работе на общий результат компании, увеличивая таким образом и свой личный ежегодный бонус», – сообщил Илья Богин.

Рекордное вознаграждение в этом году получил совет директоров страховой компании «РЕСО-гарантия». Сумма бонусных выплат за 2012 год составила около 1 млрд рублей – это почти четверть всего фонда оплаты труда работников компании. В 2011 году бонусные выплаты в «РЕСО-гарантии» были куда скромнее – 271 млн рублей (10,1% от фонда оплаты труда). Понятно, что сами члены советов директоров, получающие такие суммы, неохотно комментируют свои доходы. Вот и президент «РЕСО-гарантии» Сергей Саркисов сообщил лишь о том, что «рост выплат связан с улучшением финансовых показателей»: действительно, прибыль этой компании в 2012 году составила 5 млрд рублей против 3,5 млрд в 2011 году. «Все правильно, годовые бонусы зависят или по крайней мере должны зависеть от результатов работы компании», – пояснила Ольга Черевадская, директор по аудиту компании «Финансовый Контроль и Аудит». Однако обычно российские страховщики тратят на выплаты топ-менеджерам до 10% от прибыли, но никак не 25% всех затрат на зарплаты сотрудникам. «Кстати, в филиалах иностранных страховых компаний сейчас годовые бонусы практически не выплачивают», – добавила эксперт.

Кризис 2008–2009 годов заставил правительства многих стран Европейского союза взяться за документы по ограничению денежных вознаграждений членам советов директоров, тем более что ряд компаний не только не сократили выплаты, но даже повысили их вопреки показателям финансово-хозяйственной деятельности. В результате в 2009 году был принято несколько международных документов, ужесточающих стандарты определения награждения членам советов директоров. «Экономический кризис обострил ситуацию с выплатой вознаграждения членам советов директоров, в первую очередь – исполнительных», – отмечает Полина Кальницкая, консультант по корпоративному управлению.

Так, в Германии в 2009 году был принят закон о контроле над денежным вознаграждением членам советов директоров. Топ-менеджеры Голландии, которые зарабатывают более €0,5 млн в год, выплачивают 30%-ный налог с годовой премии, если она больше, чем их годовая зарплата. Во Франции введен высокий социальный налог на «золотые парашюты», к тому же в стране установлен потолок зарплаты и бонуса для руководителей предприятий госсектора в размере €450 тыс. в год. 

В Великобритании было принято решение, согласно которому крупные бонусы (свыше 25 тыс. фунтов стерлингов) должны облагаться 50%-ным налогом. При этом выплачивать этот налог должен не получатель бонуса, а компания, его начислившая. От введения этого налога сегодня британская казна уже получила более 2 млрд фунтов стерлингов. Министры финансов стран – членов ЕС согласились, что банкиры будут получать только 30% (а для очень крупных сумм – 20%) размера бонуса в денежной форме. Остальная часть вознаграждения привязывается к долгосрочным результатам работы и должна выплачиваться с трехлетней задержкой.

В Швейцарии пару месяцев назад прошел референдум, где граждане высказались за ограничение зарплат и бонусов топ-менеджерам крупных компаний. Также было одобрено предложение отменить компенсации руководителям компаний, выплачиваемые при их увольнении. Более 60% швейцарцев проголосовали за законодательное введение таких ограничений. «Их можно понять, – комментирует Илья Богин. – Если безработица наступает, а кто-то получает миллионы евро в качестве бонуса, люди, конечно, будут требовать отобрать и разделить эти деньги на всех». Однако надо четко понимать, что ежегодные бонусные выплаты лучшим менеджерам мира – это не подарок, а вознаграждение за тяжелую кропотливую работу.

Без оглядки на Запад

Российское же законодательство до сих пор практически никак не затрагивает порядок выплаты бонусов. «Государство не может вмешиваться в политику компаний, работающих за счет частного капитала», – считает Илья Богин. Но в работу акционерных обществ, где акционером наряду с бизнесменами выступает и государство, изменения вносить можно и нужно, в том числе и в части начисления бонусных выплат топ-менеджменту. «Сегодня в компаниях с государственным участием в советы директоров направляются чиновники, которые, по идее, должны блюсти интересы государства, – поясняет Ольга Черевадская. – Но они блюдут и свои интересы тоже. В особенности это касается компаний со 100%-ным участием государства».

По законодательству выплаты членам совета директоров производятся по решению общего собрания акционеров. А кто выступает от имени акционеров в компаниях, где участие государства – 100%? Чиновники! Они и принимают решение. Чтобы повлиять на выплату бонусов руководству, необходимо скорректировать как минимум устав общества – это самый простой путь. Но по закону вносить изменения в устав могут только собственники на общем собрании. От имени собственников опять же выступают чиновники. Получается замкнутый круг. «Именно поэтому сейчас наблюдается тенденция по продаже государством принадлежащих ему пакетов акций», – полагает эксперт.

Для того чтобы присутствие государства в крупных ОАО не ослабевало, было принято решение о внесении изменений в федеральное законодательство. В Государственной думе планируется рассмотрение законопроекта, который ограничивает размеры компенсаций при увольнении главам госкорпораций, руководителям других организаций с долей участия государства более 50%. Максимальный размер предусмотренной компенсации – 18 «средних месячных заработков». Руководителям госкорпораций предлагается при увольнении выплачивать от 3 до 12 зарплат, руководителям госкомпаний – от 3 до 18. «Цель изменений – добиться большей социальной справедливости при выплате компенсаций руководителям государственных организаций при увольнении, не отменяя при этом принципа вознаграждения за достигнутые результаты в работе», – сказано в пояснительной записке к законопроекту.

Кроме того, в срок до 1 июля 2013 года правительство РФ по поручению Владимира Путина должно подготовить свои предложения об ограничении компенсаций при увольнении руководителей госкорпораций и иных организаций, созданных на основании федерального закона. «Сейчас прорабатывается вопрос о введении норм, касающихся ограничений размера выплат руководителям государственных корпораций и других организаций, создаваемых Российской Федерацией», – сообщили нам в Минтруда РФ.

Куда вложить – в карман или в дело?

Интересный факт: в нашей стране ежегодные, ежеквартальные и ежемесячные денежные вознаграждения могут начисляться членам советов директоров не только крупных акционерных обществ, но и предприятий других организационно-правовых форм. Например, обществ с ограниченной ответственностью или унитарных предприятий. То есть заводов, пароходств, торговых, медицинских или образовательных центров, предприятий общепита и пр. Если у них есть прибыль, акционеры или участники общества могут делить ее среди руководства – закон этого не запрещает. Однако, как показывает жизнь, такие предприятия и организации свою прибыль предпочитают направлять на развитие бизнеса. «Нам доводилось проверять компании, которые заботились о наращивании мощностей, о развитии производства, об улучшении условий труда и отдыха для сотрудников, – рассказала Ольга Черевадская. – На этих предприятиях были разработаны весьма серьезные социальные пакеты для всех работников, включая бывших».

Главная особенность таких фирм и обществ заключается в том, что их владельцы реально управляют процессами своих предприятий, являясь и собственниками, и топ-менеджерами. Они создали свой бизнес с нуля, поэтому он им дорог. Вкладывая деньги в производство, собственники понимают, что это длительные инвестиции. Отдача от них будет не сразу. Но владельцы фирмы имеют реальные возможности управления своими активами. Наиболее успешные управленцы, в которых заинтересованы собственники, получают преференции: их вводят в партнеры (выделяют опционы).

«КамАЗ», например, в кризисный период 2008–2010 годов вообще не выплачивал денежных вознаграждений членам правления. А в 2011 году размер бонусов составил более 60 млн рублей. В 2012 году дела пошли лучше, и собственники выплатили топ-менеджерам 134 млн рублей. «Однако в эту сумму вошли также начисленные, но не выплаченные вознаграждения по итогам 2009–2011 годов», – пояснил Олег Афанасьев, директор по связям с общественностью компании «КамАЗ». По сообщению вице-президента автомобильного предприятия «Группа ГАЗ» Елены Матвеевой, члены совета директоров компании в прошлом году не получили никаких денежных вознаграждений. Из-за нестабильных доходов и низкой прибыли топ-менеджмент «Группы ГАЗ» принял решение отказаться от практики выплаты бонусов с тем, чтобы снизить издержки.

А, например, в «Мосэнерго» в прошлом году каждому из членов совета директоров было выплачено по несколько миллионов рублей в качестве ежегодного вознаграждения, в то время как рядовые акционеры получили дивиденды из расчета по… 3 копейки на одну простую акцию! По мнению экспертов, о какой бы то ни было справедливости здесь говорить не стоит. «Управленцы приходят работать не просто так, а за вознаграждение, – поясняет Ольга Черевадская. – И их главная цель – не зарабатывание дивидендов акционерам, а получение компанией прибыли и, естественно, бонусов за свою работу».

При этом многие члены советов директоров российских акционерных обществ выполняют преимущественно представительские функции или получают вознаграждение просто за участие в заседаниях совета директоров. «Нам доводилось проверять крупные компании, членами советов директоров которых значатся весьма известные люди, – рассказывает Ольга Черевадская. – Как правило, они не работают в этих компаниях. Может быть, поэтому нам ни разу не удалось встретиться с членами советов директоров, хотя сведения, которые мы собирались им сообщить, были весьма неоднозначны».

 Автор: Юлия Зеленина , газета "Известия"

К списку статей

Нравится
Комментарии 0Комментировать

Авторизоваться - для того, чтобы оставить комментарий.